Статья протоиерея Константина Буфеева -К вопросу о «православном эволюционизме»

 

Настоящая статья была направлена в Журнал Московской Патриархии осенью 2010 года. В публикации этой статьи автору было отказано.

Вариант этой статьи (с тем же названием) был опубликован 23 октября 2010 года на сайте «Богослов.RU»http://www.bogoslov.ru/text/1320432.html

 

 

 

протоиерей Константин Буфеев

 

К вопросу о «православном эволюционизме»

(О статье А.В. Гоманькова «Как описать историю мира?»)

 

В сентябрьском номере «Журнала Московской Патриархии» за 2010 год опубликована статья А.В. Гоманькова «Как описать историю мiра?» http://www.jmp.ru/archiv/Jmp%209%202010.pdf.[1]. ( В ней автор излагает свое частное мнение о научно-богословской полемике между креационистами и эволюционистами.

Автор предлагает, в целом, удачную классификацию мнений по рассматриваемому вопросу.

Он выделяет «фабулизм» – согласно которому Шестоднев представляет собой нравоучительную басню и лишен всякого исторического содержания.  Критика Гоманьковым этого направления представляется вполне обоснованной.

В направлении креационной мысли Гоманьков выделяет «патрологический» и «научный» креационизм, верно отмечая, что первый выражен работами православных исследователей (иеромонах Серафим (Роуз) и др.), в то время как второй развивался, по преимуществу, протестантскими фундаменталистами.

Не вызывает сомнения  справедливость критики Гоманьковым так называемого «альтеризма», который, как он пишет, «сталкивается с большими трудностями философского характера из-за необходимости признания двух разных вселенных» [1, с.87].

Однако в главной своей части, при описании так называемого «христианского эволюционизма», статья Гоманькова является весьма дискуссионной. Автор пытается «примирить» научные эволюционистские представления с традиционным христианским вероучением, но делает он это за счет привнесения новшеств в толкование Священного Писания и Предания Православной Церкви.

Далеко не со всеми утверждениями в статье Гоманькова может согласиться христианин, воспитанный в духе святоотеческого Предания. Ряд положений в его статье представляется не совместимым с догматическим вероучением Православной Церкви.

 

1.     О смерти в мiре до грехопадения

 

Гоманьков пишет: «Смерть животных и растений существовала на Земле до появления человека и, следовательно, до грехопадения. Она была совершенно естественным феноменом и не должна рассматриваться как проявление несовершенства мiра, сотворенного Богом» [1, с. 88].

Однако, ни в Священном Писании, ни в Святоотеческом Предании подобных мыслей мы не встречаем.

До грехопадения Адама и Евы в Божьем творении смерти не существовало: Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, ибо Он создал все для бытия (Прем. 1, 13–14).

Единем человеком грех в мiр вниде, и грехом смерть (Рим. 5,12).

Блаженный Феофилакт Болгарский: «Грех и смерть вошли в мiр через одного человека Адама, и опять же одним человеком, Христом, устранены»  [2].

Преподобный Макарий Великий: «По пленении Адама, пленена уже с ним вместе служащая и покорствующая ему тварь, потому, что чрез него воцарилась смерть над всякою душею» [3].

Преподобный Григорий Синаит: «Текучая ныне тварь не создана первоначально тленною, но после подпала тлению, повинувшись суете, по Писанию, не волею, но нехотя, за повинувшаго ее, на уповании обновления подвергшегося тлению Адама» [4].

Святитель Иоанн Златоуст: «Что значит — суете­ тварь повинуся? Сделалась тленною. Для чего же и по какой причине? По твоей вине, человек. Так как ты получил смертное и подвержен­ное страданиям тело, то и зем­ля­ подверглась проклятию, произрастила терния и волчцы» [5].

Таким образом, приведенное суждение А.В. Гоманькова никак нельзя признать мнением Православной Церкви по данному вопросу.

 

2. Смерть как «благо»

 

Гоманьков пишет: «Смертность животных и растений… была совершенно естественным атрибутом “хорошего весьма” Божиего мiра и также, как все остальные его атрибуты, должна рассматриваться как благо» [1, с. 89].

Здесь автор выражает вполне манихейскую точку зрения на «Бога», атрибутом которого является смерть: «Бог» является создателем смерти и содержит державу смерти.

Похоже, А.В. Гоманьков путает Бога с диаволом. Во всяком случае, в традиции Апостольской Церкви принято говорить про имущаго державу смерти, сиречь диавола (Евр. 2,14). Однако автор статьи не считает такого «Бога» злым, а смерть даже называет благом.

Иначе относились к смерти животных многие преподобные отцы – от Исаака Сирина до Силуана Афонского, скорбящие и плачущие о страдании и гибели бессловесных тварей.

Гоманьков предлагает настоящую апологию смерти. Он утверждает, что библейские слова: И увидел Бог все, что Он создал, и вот хорошо весьма  относятся к мiру, в котором царствует смерть. Причем, этот мiр с господствующей в нем смертью «стал казаться нам ужасным» лишь потому, что «у нас сформировались свои собственные (отличные от божественных) представления о том, что такое “хорошо” и что такое “плохо”» [1, с. 89].

Но Священное Писание утверждает противоположное. Библейские слова, в которых содержится оценка Богом первоначального творения: Се добра зело (Быт. 1,31) относятся к мiру, в котором не было хищничества и плотоядения, но лишь растительный рацион питания: И рече Бог: се, дах вам всякую траву семенную сеющую семя, еже есть верху земли всея; и всякое древо, еже имать в себе плод семени семеннаго, вам будет в снедь; и всем зверем земным и всем птицам небесным и всякому гаду, пресмыкающемуся по земли, иже имать в себе душу живота, и всяку траву зелену в снедь. И­ бысть тако (Быт. 1,29-30).

Созвучно писали многие святые отцы.

Святитель Игнатий (Брянчанинов): «Растения не были подвержены ни тлению, ни болезням; и тление, и болезни, и самые плевелы явились после изменения земли вслед за падением человека, как должно заключить из слов Бога изгоняемому из рая Адаму: терния и волчцы израстит тебе земля. По сотворении на ней было одно прекрасное, одно благотворное, было одно приспособленное к бессмертной и блаженной жизни ее жителей…  Звери и прочие животные пребывали в совершенном согласии между собою, питаясь произрастениями» [6].

Святитель Феофан Затворник: «Сама тварь с нетерпением ожидает нашей будущей славы. Почему? – Потому, что, быв создана нетленною, по причине грехов человеческих сделалась тленною, ибо и мы из нетленных сделались тленными» [7].

Бесспорно, что по вопросу об отношении к смерти А.В. Гоманьков расходится с согласным мнением святых отцов.

 

3. О «творении» одних видов из других

 

Гоманьков пишет: «Бог творил одни таксоны из других. Этот процесс может быть описан натуралистами как эволюция и богословами как творение» [1, с. 88].

Но, согласно Священному Писанию, Бог не творил одни таксоны из других. Всякий сотворенный вид флоры и фауны был сотворен по роду его. Так было и с растениями (Быт. 1, 11), и с выход­цами из воды (Быт. 1, 21), так же точно сотвори Бог звери земли по роду, и скоты по роду их, и вся гады земли по роду их (Быт. 1, 25).

Ни один вид не появился из другого путем «эволюции». Библия определенно говорит о сотворении видов, но не об их эволюционных изменениях.

Согласно учат об этом и святые отцы.

Блаженный Августин: «Не потому ли о животных сказано по роду, что они явились для того, дабы от них рождались и преемственно удерживали первоначальную форму другие, т. е. – для размножения   потомства,  для  сохранения   которого  они  и  созданы?» [8].

Святитель Василий Великий: «Природа существ, подвигнутая одним пове­лением, равномерно проходит и рождающуюся и разрушающуюся тварь, сохраняя последовательность родов посредством уподобления, пока не достигнет само­го конца; ибо коня делает она преемником коню, льва — льву, орла – орлу, и каждое животное, сохра­ня­­е­мое в следующих одно за другим преемствах, продол­жает до окончания вселенной. Никакое время не повреждает и не истребляет свойств животных»  [9].

Святитель Афанасий Великий: «Каждая созданная вещь по роду, в собственной сущности своей, какою сотворена, такою есть и пребывает» [10].

    Святитель Лука (Войно-Ясенецкий): «Эволюционная гипотеза признана противоречащей не только Библии, но и самой природе, которая ревниво стремится сохранить чистоту каждого вида и не знает перехода даже от воробья к ласточке» [11].

Таким образом, нет никаких оснований отождествлять эволюцию и Сотворение. Эта попытка представляется несостоятельной как с богословской, так и с научной точек зрения.

Подменяя христианское понятие о Сотворении научным понятием «эволюция», Гоманьков искажает Никео-Цареградский Символ веры. Фактически, он отменяет старый его смысл и привносит новый.

Действительно, эволюционистская точка зрения, утверждает, что Бог не создал ничего видимого или невидимого в этом мiре, поскольку все существующее есть продукт эволюции. Таким образом, эволюция и есть «Творец» и «Вседержитель». Место живого Бога Творца занимает «закон» эволюции, без которого Бог не в силах сотворить ничего.

Гоманьков здесь не оригинален. Он следует учению Тейяра де Шардена, провозгласившего: «Бог действует только эволюционным путем; этот  принцип, повторяю, мне кажется необходимым и достаточным, чтобы модернизировать и влить новые силы во все христианское вероучение» [12].

Только это учение  не имеет никакого отношения к Православию.

 

4. О сотворении человека из «праха земного»

 

Гоманьков пишет о креационистах: «С одной стороны, они отрицают возможность происхождения жизни из неорганической материи, а с другой – возможность происхождения человека от каких-либо животных предков. Соединение этих двух положений порождает парадоксальную ситуацию: получается, что Бог мог создать из глины человека, а бактерию – не мог» [1, с. 85].

Этот вопрос является камнем преткновения для всех эволюционистов. Принципиальным отличием эволюционного учения от библейского является вера в «естественное» зарождение жизни из неживой материи (на первом этапе биологической эволюции) и вера в «естественное» происхождение человека от предков животного происхождения (на последнем этапе эволюции).

Согласно святоотеческим представлениям,  в обоих случаях имел место не «естественный» процесс, но непосредственное действие Живого Бога, то есть чудесный сверхъестественный творческий акт.

Приведем фундаментальный вывод академика В.И. Вернадского о том, что  между живыми и косными (как он их называл) естественными тела­ми биосферы, существует целая пропасть в их строении и свой­ствах: «Это различие есть научный факт, вернее научное обобщение. Следствием из него является отрицание возможности существо­вания самопроизвольного зарождения живых организмов из кос­ных естественных тел в условиях современных и существовав­ших в течение всего геологического времени» [13].

Так что можно считать научно доказанным отсутствие действия механизмов эволюции при появлении жизни.

В отношении происхождения человека из животных А.В. Гоманьков разделяет мнение другого «православного эволюциониста», который пишет:

«Поскольку даже человеческое тело можно назвать землей,  дозволительно думать, что словом “земля” в библейском рассказе о творении человека было обозначено тело уже живое, живущее, не просто ошметок глины, а земля, ранее преображенная творческим действием Бога» [14].

Но если бы бытописатель хотел сказать, что Адам создан из «тела уже живого», он бы так и сказал.

Справедливо писал иеромонах Серафим (Роуз): «Учение о том, что Адам был создан не из праха, а путем развития из какой-то другой твари, – это новое учение, совершенно чуждое Православию» [15].

Это мнение неоднократно выражали святые отцы.

Святитель Иоанн Златоуст: «Бог берет не просто землю, но персть, тончайшую так сказать часть земли, и эту самую персть от земли Своим повелением превращает в тело» [16].

Святитель Григорий Богослов: «Так рекло Слово, и взяв часть новосозданной земли, бессмертными руками составило мой образ»   [цит. по 15].

 Святитель Кирилл Иерусалимский: «Хотя рождение тел от тел и чудесно, но, впрочем, возможно. А что  персть земная сделалась человеком, это чудеснее; что безобразная грязь получает оболочки и свет глаз, это чудеснее, что из единообразной персти рождается и крепость костей, и нежное легкое, и прочие разновидные члены, это чудеснее»  [17].

Традиционное православное представление о создании Богом человека вполне буквально подразумевает создание Адама из земли, а не «из животного».

 

6. Об отрицании святоотеческой традиции

толкования Шестоднева

 

Вполне по-протестантски, то есть без учета существующей церковной традиции  А.В. Гоманьков толкует Священное Писание. Подобным образом он призывает к произволу в  «толковании» и учителей Церкви: «Святоотеческие тексты, таким образом, сами нуждаются в толковании, которое может быть, вообще говоря, совсем не однозначным» [1, с. 85].

Мысль эта почерпнута, скорее, не из христианской, а из талмудической традиции.

Пытаясь полемизировать с иеромонахом Серафимом (Роузом), Гоманьков упрекает  его в перетолковывании слов святых отцов, в то время как о.Серафим пользуется другими их цитатами, «вроде бы свидетельствующими против существования эволюции» [1, с. 86].

На самом деле, это – законный и общепринятый прием в герменевтике, когда смысл менее понятного места трактуется на основании более очевидного. Гоманьков предлагает перетолковывать «в другую сторону» [1, с. 86]. Однако, никто из эволюционистов не смог пока представить каких-либо убедительных цитат из святых отцов, которые бы однозначно свидетельствовали об их эволюционистском мiровоззрении.

Напротив, существует множество святоотеческих высказываний, в которых ясно и однозначно говорится об антиэволюционистском толковании Шестоднева.

Преподобный Ефрем Сирин: «Никто не должен думать, что шестидневное творение есть иносказание; непозволительно также говорить, будто бы, что по Писанию сотворено в продолжение шести дней, то сотворено в одно мгновение, а также будто бы в описании сем представлены одни наименования, или ничего не значащие, или означающие нечто иное» [18].

Блаженный Августин: «Итак, слова: В начале сотвори Бог небо и землю могут быть предметом исследования с следующих сторон: надобно ли понимать их только в смысле историческом, или же они означают что-либо и иносказательно» [8].

Святитель Афанасий Великий: «Вся видимая тварь создана в шесть дней» [10].

 

7. О длительности дней творения

 

Гоманьков пишет: «Дни Творения, о которых говорится в первой главе Книги Бытия, не являются астрономическими сутками, но должны интерпретироваться как интервалы времени неопределенной продолжительности» [1, с. 88].

Это мнение встречается  иногда у некоторых современных богословов, но оно не соответствует православной святоотеческой традиции.

Святитель Василий Великий: «Почему [день] назван не первым, но единым?.. Определяет сим меру дня и ночи, и совокупляет в одно суточное время, потому что двадцать четыре часа наполняют продолжение одного дня, если под ним подразумевать и ночь» [9].

Преподобный Ефрем Сирин: «Хотя и свет и облака сотворены во мгновение ока, но как день, так и ночь первого дня продолжались по двенадцать часов» [18].

Преподобный Иоанн Дамаскин:  «От начала дня до начала другого дня – одни сутки, ибо Писание говорит: И бысть вечер и бысть утро, день един» [19].

 Практически все церковные учителя воспринимают однозначно библейский Шестоднев как последовательность шести обычных суток. Этому учит и богослужебная православная традиция. Со времен ветхозаветных первый день творения отождествлялся с воскресеньем, а седьмой — с суббо­той. Так же буквально восприняла дни творения ли­тургическая традиция Церкви.

Такого же мнения придерживалось большинство отечественных православных догматистов и богословов: святитель Филарет Московский [20], архиепископ Филарет (Гумилевский) [21], архиепископ Антоний (Амфитеатров) [22], митрополит Макарий (Булгаков) [23], епископ Сильвестр (Малеванский) [24], протоиерей Николай Малиновский [25].  

Таким образом, православному пониманию вполне соответствует именно буквальное толкование Шестоднева. А.В. Гоманьков, отдавая предпочтение эволюционистскому подходу и отвергая креационистское святоотеческое учение, вступает в непримиримое противоречие с традицией Православной Церкви.

 

8. Оценка эволюционизма святыми отцами

 

Гоманьков пишет, что «большинство святых отцов жили задолго до того времени, когда идея эволюции стала предметом христианской мысли» [1, c. 85].

Однако из этого не следует, что писания святых отцов не могут принести нам пользы при рассмотрении этого вопроса. Кроме того, не все святые жили до Дарвина.

Преподобный Варсонофий Оптинский: «Английский  философ Дарвин создал целую систему, по которой жизнь – борьба за существование, борьба сильных со слабыми, где побежденные обрекаются на погибель, а победители торжествуют. Это уже начало звериной философии» [26].

Святой праведный Иоанн Кронштадтский:  «Недоучки и переучки не верят в личного, праведного, всемогущего и безначального Бога, а верят в безличное начало и в какую-то эволюцию мiра и всех существ… и потому живут и действуют так, как будто никому не будут давать ответ в своих словах и делах, обоготворяя самих себя, свой разум и свои страсти. … В ослеплении они доходят до безумия, отрицают самое бытие Божие, и утверждают, что все происходит через слепую эволюцию. Но у кого есть разум, тот не поверит таким безумным бредням» [27].

Святитель Феофан Затворник: «Когда мы характеристику человека перенесем в дух, тогда вся теория Дарвина падает сама собой. Ибо в происхождении человека надо объяснить не то одно, как происходит его животная жизнь, но то паче, как происходил он яко духовное лицо в животном теле с его животною жизнью и душою» [28]. «Точно такова теория образования мiра из туманных пятен с подставками своими – теорией произвольного зарождения, дарвиновского происхождения родов и видов и с его же последним мечтанием о происхождении человека. Все как бред сонного» [29].

Преподобный Иустин (Попович) обличал современников «в отрицании Бога, в полностью биологической (скотоподобной) жизни, в назывании обезьяны своим предком, в растворении антропологии в зоологии» [30].

Святитель Николай Сербский: «Должны были пройти миллионы лет, говорят бессловесные умы в наше время, чтобы позвоночник выпрямился и обезьяна стала человеком! Говорят так, не зная силу и могущество Бога Живаго» [31].

 Святитель Нектарий Пентапольский также выражал свой праведный гнев, обличая тех, кто желает «доказать, что человек – это обезьяна, от которой, как они хвалятся, они произошли» [цит. по 15].

Священномученик Фаддей (Успенский): «Не верующий  в Бога человек из круговращения мiровой пыли хочет объяснить происхождение мiра, в котором в каждой былинке, в устройстве и жизни каждого малейшего существа вложено столько разума выше понимания человеческого» [32].

 Священномученик Владимир Киевский: «Только в настоящее время нашла себе место такая дерзкая философия, которая ниспровергает человеческое достоинство и старается дать своему ложному учению широкое распространение…  Не из Божиих рук, говорит она, произошел человек; в бесконечном и постепенном переходе от несовершенного к совершенному он развился из царства животных… Братие, не слушайте губительных ядоносных учений неверия, которое низводит вас на степень животных и, лишая человеческого достоинства, ничего не обещает вам, как только отчаяние и безутешную жизнь!» [33].

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий): «Дарвинизм,  признающий,  что человек посредством эволюции развился из низшего вида животных, а не является продуктом творческого акта Божества, оказался только предположением, гипотезой, уже устарелой и для науки»  [11].

Приведенные нами святоотеческие мысли представляют собой практически единогласное мнение Православной Церкви. На это, говоря о вопросах эволюционизма и прогресса, указал священномученик Иларион (Троицкий): «Идея прогресса есть приспособление к человеческой жизни общего принципа эволюции, а эволюционная теория есть узаконение борьбы за существование… Но святые Православной Церкви не только не были деятелями прогресса, но почти всегда принципиально его отрицали» [34].

Иеромонах Серафим (Роуз) писал: «Эволюционизм – это идеология, глубоко чуждая православному христианскому учению, и она втягивает в такое множество неверных учений и мнений, что было бы намного лучше, если бы это была просто ересь, которую можно было бы легко опознать и поразить… Эволюционизм предлагает объяснение творения, альтернативное святоотеческому: он подводит православных под такое влияние, чтобы они читали Священное Писание и не понимали его, автоматически “подгоняя” его текст под его предвзятую натурфилософию» [15].

Полемизируя с «патрологическими», как он их называет, креационистами, А.В. Гоманьков  упрекает оппонентов за то, что они будто бы «отказывают сторонникам иных взглядов в праве называться православными христианами, вплоть до отлучения их от Церкви» [1, с.86].

Ответил на этот упрек еще в XIX веке один «патрологический креационист» святитель Феофан Затворник:

«У нас теперь много расплодилось нигилистов и нигилисток, естественников, дарвинистов, спиритов и вообще западников, – что ж, вы думаете, Церковь смолчала бы, не подала бы своего голоса, не осудила бы и не анафематствовала бы их, если бы в их учении было что-нибудь новое? Напротив, собор был бы непременно, и все они, со своими учениями, были бы преданы анафеме; к теперешнему чину Православия, прибавился бы лишь пункт: “Бюхнеру, Фейербаху, Дарвину, Ренану, Кардеку и всем последователям их – анафема!” Да нет никакой нужды ни в особенном соборе, ни в каком прибавлении. Все их лжеучения давно уже анафематствованыКому страшно действие анафемы, тот пусть избегает учений, которые подводят под нее; кто страшится ее за других, тот пусть возвратит их к здравому учению. Если ты, неблаговолящий к этому действию, – православный, то идешь против себя, а если потерял уже здравое учение, то какое тебе дело до того, что делается в Церкви содержащимися ею? Ты ведь уже отделился от Церкви, у тебя свои убеждения, свой образ воззрений на вещи, – ну и поживай с ними. Произносится ли или нет твое имя и твое учение под анафемой – это все равно: ты уже под анафемой, если мудрствуешь противно Церкви и упорствуешь в этом мудровании» [35].

 

9. Об отношении Чарльза Дарвина к христианству

Исповедуя «христианский эволюционизм», Гоманьков с пиететом пишет о Дарвине и при этом отмечает, что некоторым людям «казалось, что его теория противоречит основным положениям христианского вероучения» [1, с. 82].

Однако речь не идет о том, что кому-то «кажется». Правда заключается в том, что дарвинизм не совместим с христианством. Генри Моррис отмечал о Дарвине: «В молодости, изучая богословие и готовясь к христианскому служению, он был полностью убежден в истинности и авторитете Писания, а также в неопровержимости доказательств существования Бога-Творца, заключающихся в замысле и причинности мiра. Постепенно признав эволюцию и естественный отбор, он потерял веру и стал, наконец, атеистом» [36]. Учение Дарвина должно быть названо вполне безбожным. По крайней мере, сам Дарвин никогда не утверждал, будто его теория соответствует Библии и должна рассматриваться как учение христианское.

Убедительнее всего об отношении Дарвина к христианскому вероучению и Библии свидетельствуют его собственные признания.

«Я постепенно пришел к сознанию того, что Ветхий завет с его до очевидности ложной историей мiра, с его вавилонской башней, радугой в качестве знамения завета и пр. и пр., и с его приписыванием богу чувств мстительного тирана заслуживает доверия не в большей мере, чем священные книги индусов или верования какого-нибудь дикаря» [37].

«Я постепенно перестал верить в христианство как божественное откровение» [там же].

«Понемногу закрадывалось в мою душу неверие, и, в конце концов, я стал совершенно неверующим. Но происходило это настолько медленно, что я не чувствовал никакого огорчения и никогда с тех пор даже на единую секунду не усомнился в правильности моего заключения. И в самом деле, вряд ли я в состоянии понять, каким образом кто бы то ни было мог бы желать, чтобы христианское учение оказалось истинным… Отвратительное учение!» [там же].

«Нет ничего более замечательного, чем распространение религиозного неверия, или рационализма, на протяжении второй половины моей жизни» [там же].

Без всякого сомнения, человек с таким мiровоззрением если и употреблял слово «Бог», то в значении весьма далеком от библейского христианского представления о личностном Творце.

Очевидно, что на таком антихристианском основании, как учение Дарвина (со всеми его многочисленными модификациями), построить теорию «православного эволюционизма» невозможно.

Не удалось строительство этой вавилонской башни эволюционизма и А.В. Гоманькову.

 

10. О догматическом содержании спора

между эволюционистами и креационистами

 

Рассмотренная статья А.В. Гоманькова затрагивает несколько тем, которые различно решаются у эволюционистов и креационистов.

В Сборнике [38] приведены эти и некоторые другие  догматические вопросы, которые имеют различное решение у эволюционистов и креационистов.

1. Существовал ли Адам как историческое лицо, ответственное за личное деяние – преступление Божией заповеди или первое грехопадение? (Так писал пророк Божий Моисей. Верим ли мы в Духа Святаго, «глаголавшаго пророки»?)

2. Был ли Адам сотворен из праха земного или  из какого-либо другого животного вида? Имел ли вообще первый человек Адам каких-либо «предков»? (Ключевой вопрос библейской антропологии.)

3. Имел ли тех же «предков» Господь Иисус Христос? Единосущно ли Его человеческое тело телу прочих животных? Текла ли в Его жилах кровь Адамовых «предков»?  Чему, в этой связи, причащаемся мы в таинстве Святой Евхаристии? (Христология, литургика, учение о таинственном пресуществлении.)

4. Пролил ли свою божественную кровь Спаситель только за людей, или за прочую тварь? Допустимо ли далеких Адамовых «родственников» крестить и причащать? (Сотериология, учение о таинствах.)

5. Был ли первый человек Адам создан бессмертным? (Учение Катехизиса о спасении от греха, проклятия и смерти.)

6. Была ли Ева сотворена из части (ребра) Адама, или она является существом «другой крови»? (Ключевой вопрос мариологии, имеющий связь с Непорочным Зачатием и Нетленным Рождеством Христа.)

7. Существовала ли смерть в природе до грехопадения Адама и Евы? (Христология, сотериология.)

8. Эволюционировали ли одни виды в другие, или они были созданы изначально по роду их? (Считать ли Бога Творцом всего видимого и невидимого?)

9. Следует ли понимать буквально родословие Иисуса Христа от Адама, согласно Евангелию от Луки (3 глава)? (Нет ли в искажении этого родословия хулы на Господа, как на Сына Человеческого?)

10. Предстоит ли мiру еще существование в течение миллионов и миллиардов лет, или следует ожидать скорого Второго пришествия Христова? (Отношение к Парусии, Суду и Жизни будущаго века.)

11. Следует ли буквально понимать слова Символа веры: «Чаю воскресения мертвых»?

12. Ожидает ли в исторической эволюционной перспективе человечество некий земной рай и благоденствие, царство «ноосферы»? Насколько буквально следует относиться к ожиданию прихода антихриста? (Отношение к хилиазму.)

По всем этим вопросам ответ эволюционистов, и в частности А.В. Гоманькова, не соответствует традиционному догматическому учению Православной Церкви.

 

Литература

1. Гоманьков А.В. Как описать историю мiра? Теория эволюции, креационизм и христианское вероучение. ЖМП. № 9. М.: Издательство Московской Патриархии. 2010, с. 82-89 http://www.jmp.ru/archiv/Jmp%209%202010.pdf

2. Феофилакт Болгарский, архиеп., блаж. Толкования на послания святого апостола Павла. М.: Скит. 1993, с. 34

3. Макарий Египетский, прп. Духовные беседы и слова. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1994, с. 85-86

4. Добротолюбие. Т.5. М. 1895, с. 181-182

5. Иоанн Златоуст, свт. Беседы на послание к Римлянам. М.: Изд-во МП. 1994

6. Игнатий (Брянчанинов),  свт. Слово о человеке. М. 1997, с. 19

7. Феофан Затворник, свт. Толкования посланий апостола Павла. Послание к римлянам. М.: Сретенский монастырь. 1996, с. 504

8. Августин, блаж. О книге Бытия, буквально. В 12 книгах. // Августин,   епископ  Иппонийский. Творения, Ч.7. Киев. 1912, с.218, 99, 115

9. Василий Великий, свт. Беседы на шестоднев // Творения. Ч.1. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1900, с. 139, 70, 35

10. Афанасий Великий, свт. Творения. Т.2,4.  Сергиев Посад.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1902-1903 // Репринт: М. 1994, с. 287

11. Лука (Войно-Ясенецкий) свт. Наука и религия, М.: Троицкое слово. 2001, с. 40, с.41, 70

12. Шарден П.Т.  Божественная среда. М.: Ренессанс. 1992, с. 205

13. Вернадский В.И. Пространство и время в неживой и живой природе. // Философские мысли натуралиста, М.: Наука. 1988, с. 172, 171

14. Кураев Андрей, диак. Может ли православный быть эволюционистом? Клин.: «Христианская жизнь», 2006, с. 28-29

15. Серафим (Роуз), иером. Православный взгляд на эволюцию // Приношение    православного американца. М. 1998. с.514, 515, 479, 474

16.  Иоанн Златоуст, свт. Беседы на Книгу Бытия. М.: Изд-во МП. 1993, с. 103

17. Кирилл Иерусалимский, свт. Поучения огласительные и тайноводственные. М.: Синодальная библиотека, 1991, с. 171

18. Ефрем Сирин, прп. Толкование на книгу Бытия // Творения. Т.6. Сергиев Посад. 1901 // Репринт: М. 1995, с. 210, 214

19. Иоанн Дамаскин, прп. Точное изложение православной веры. Кн.2. гл.12. СПб. 1894, с. 128, 79

20. Филарет Московский (Дроздов), свт. Христианский катехизис. М.: Подворье Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря. 1995, с. 30

21. Филарет (Гумилевский), архиеп. Черниговский. Православное догмати-ческое богословiе. Т.1. Черниговъ: Типографiя Ильинскаго монастыря. 1865, с.  222

22. Антоний (Амфитеатров), архим. Догматическое богословие Православной Кафолической Восточной Церкви. СПб.: Типографiя Александра Якобсона. 1862, с. 83, 84, 85 

23. Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский. Православно-догматическое богословие: Т.2. М.: Молодая гвардия. 1999, с. 417, 422, 424-426

24. Сильвестр (Малеванский), еп. Каневский. Опытъ  Православнаго догматическаго богословiя: Т.4. Киев: Типографiя Г.Т. Корчак-Новицкаго. 1897, с. 100, 106

25. Малиновский Н., прот. Очерк православного богословия. М.: ПС-ТБИ. 2003, с. 221

26. Варсонофий Оптинский, прп. Беседы с духовными детьми. СПб. 1991, с. 57

27. Иоанн Кронштадский, св. прав. Полное собрание  сочинений. Т.1. СПб. 1893 // Репринт: Изд-е Л.С. Яковлевой. 1994, с.13, 91

28. Феофан Затворник, свт. Мудрые советы. М.: Правило веры. 1998, с.261

29. Феофан Затворник, свт. Мысли на каждый день года по церковным чтениям из слова Божия. Мн.: Лучи Софии. 2000, с.181

30. Иустин (Попович), архим., прп.  Православная Церковь и экуменизм. М.: Подворье   Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. 1997, с.165

31. Николай Сербский (Велемирович), свт. Беседы. М.: Ладья. 2001, с.398

32. Фаддей (Успенский), сщмч. Радуйтесь! М. 1998, с.164

33. Владимир Киевский, сщмч., Где истинное счастье: в вере или неверии? М. 1998

34. Иларион (Троицкий), сщмч. Христианства нет без Церкви. М.-СПб. 1999, с. 269, 274

35. Феофан Затворник, свт. Созерцание и размышление. М.: Правило веры. 1998, с. 146

36. Моррис Генри. Сотворение и современный христианин. М. 1993, с. 102

37. Дарвин Ч. Воспоминания о развитии моего ума и характера. Сочинения. Т.9. Москва: Изд-во АН СССР. 1959, с. 166-242

38. Православное осмысление мiра и современная наука. Сборник докладов. Выпуск 5. М.: Издательство «Шестодневъ». 2009, c. 11-12


Назад к списку