Подготовка материалов к церковному прославлению в лике Святых Русской Православной Церкви Преподобный Серафим Платинский

Преподобный Серафим Платинский (Роуз)

Подготовка материалов к церковному прославлению
в лике Святых Русской Православной Церкви

 

 

 

 

Наш Миссионерско-Просветительский Центр «ШЕСТОДНЕВЪ» выступает с инициативой прославления американского подвижника благочестия иеромонаха Серафима (Роуза) в лике Святых как Преподобного.

Отец Серафим (Роуз) принадлежал к юрисдикции Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ), был духовным чадом святителя и чудотворца Иоанна Шанхайского. Несмотря на то, что Роуз был урожденным американцем и ни разу не бывал в России, он осознавал свою причастность к Православной Церкви Христовой именно через русскую ее ветвь.

Монастырь преподобного Германа Аляскинского в Калифорнии, основанный отцом Серафимом (Роузом), ныне принадлежит к юрисдикции Сербской Православной Церкви. Память об иеромонахе Серафиме благоговейно поддерживается игуменом и насельниками обители. Сохранена его келия, на его могиле совершается ежегодное литургическое служение, получили распространение иконы с изображением отца Серафима, место земного подвига «православного американца» привлекает паломников из многих стран мiра, засвидетельствовано немало чудес, явленных Преподобным после его блаженной кончины.

Для многих православных людей в России отец Серафим (Роуз) стал учителем веры и благочестия - благодаря широко распространенным переводам его богословских и апологетических трудов на русский язык. Мало кто из православных писателей ХХ века имел такое влияние на сознание церковных людей, как иеромонах Серафим (Роуз), причем как при жизни, так и после кончины.

К этому следует добавить главное - богословское наследие отца Серафима отличается строгой и безупречной верностью святоотеческому Преданию. Его книги представляют собой чистый и незамутненный источник мудрости святых учителей Православной Церкви. Его значение для современников сравнимо со значением святителей Игнатия (Брянчанинова) и Феофана Затворника в XIX веке.

Особое значение имеет миссионерский опыт отца Серафима, который дает блестящий положительный пример проповеди Православия без искажения догматических основ церковного вероучения в угоду духу века сего.

Среди почитателей отца Серафима (Роуза) во всем мiре существует немало людей, уверенных в его святости и готовых с радостью принять его официальное прославление в лике Святых.

Миссионерско-Просветительский Центр «ШЕСТОДНЕВЪ» считает, что канонизация иеромонаха Серафима (Роуза) вполне может и должна осуществиться в лоне нашей Русской Православной Церкви - независимо от Сербской Православной Церкви и РПЦЗ (разумеется, при поддержке и сотрудничестве с ними).

Для тех православных христиан, кто ожидает скорейшего канонического объединения Патриаршей и Зарубежной Синодальной ветвей Русской Православной Церкви, прославление в России американского Преподобного, без сомнения, будет воспринято как действенный шаг к достижению желанного духовного единения.

«ШЕСТОДНЕВЪ» приглашает всех почитателей отца Серафима (Роуза) откликнуться на наше предложение по подготовке его церковной канонизации и присылать нам (на русском, английском и др. языках) свидетельства о его благодатной помощи, чудесах, малоизвестные факты его жития и прочие достоверные материалы, которые могут способствовать его прославлению.

ПРЕПОДОБНЫЙ ОТЧЕ НАШ СЕРАФИМЕ, МОЛИ БОГА О НАС !



Из доклада священника Константина Буфеева
«О церковной оценке тейярдизма
и о прославлении иеромонаха СЕРАФИМА (РОУЗА)
в лике святых Русской Православной Церкви»

<…>

О критике Роузом теории эволюции

Из всех христианских писателей XX века наиболее верно и обстоятельно, на наш взгляд, определил православное отношение к учению эволюционизма иеромонах Серафим (Роуз).

Его замечательная книга «Бытие: сотворение мiра и первые ветхозаветные люди» [3] (объемом более 600 страниц) – это капитальный труд, включающий в себя несколько частично публиковавшихся ранее статей и трактатов отца Серафима. В нем подробно излагается положительное учение Православной Церкви и обличается ересь эволюционизма, выраженная в работах Тейяра де Шардена и его единомышленников. Признав справедливой аргументацию иеромонаха Серафима (Роуза), мы можем быть избавлены от необходимости заново проделывать кропотливую работу по духовной оценке творчества Тейяра. (Жаль, что о. Е. Струговщиков проигнорировал критику Тейяра Роузом, даже не упомянув последнего.)

Мысли о. Серафима о современном толковании библейского Шестоднева, происхождении человека, пребывании в Раю и изменении мiра после грехопадения ценны тем, что они целиком основаны на Священном Писании и богословской традиции Православной Церкви. Его курс лекций (к сожалению, не завершенный) под названием «Православное понимание книги Бытия» в толковании Священного Писания основывается всецело на святоотеческом наследии. Отец Серафим писал: «Наш ключ к пониманию Бытия — следующий: как понимали Святые Отцы этот вопрос, особенно в отношении отдельных мест и, вообще, в отношении книги в целом?» [17, с. 13].

Если позволительно будет сделать критическое замечание в адрес этой чрезвычайно ценной в духовном отношении книги, то отметим, что отец Серафим пользуется в подтверждение своих мыслей цитатами лишь 10-15 имен Святых Отцев, хотя и таких ведущих учителей Церкви, как преп. Ефрем Сирин, свят. Иоанн Златоуст, отцы-каппадокийцы, свт. Амвросий Медиоланский и др.

Продолжая начатое иеромонахом Серафимом дело, мы смогли собрать гораздо большее количество святоотеческих цитат. В Предисловии к настоящему Сборнику представлены суждения более 60 прославленных Церковью духоносных мужей, учителей Церкви. Все они единодушно и согласно со Священным Писанием Ветхого и Нового Завета отрицают эволюцию вселенной и учат о строгом и буквальном понимании шестидневного творения мiра. Применяя в толковании других мест Священного Писания аллегорическое прочтение, Святые Отцы не допускают такой трактовки Библии, которая отрицала бы буквальное прочтение Шестоднева. Исключений в Святоотеческом Предании нам не известно. Так учила Церковь в эпоху до Константина Великого, такое же учение было провозглашено в эпоху Вселенских Соборов, также учили поздне-византийские Отцы. Не встречается иных мнений у учителей Русской Церкви вплоть до современников Дарвина – святителей Феофана Затворника, Игнатия Брянчанинова, праведного Иоанна Кронштадтского, Новомучеников и Исповедников Российских. Полное согласие всех Святых Отцов заставляет нас утверждать, что отрицание эволюции является не частным богословским мнением, но существенной и неотъемлемой частью апостольского Православия.

Иеромонах Серафим утверждал: «Идея эволюции совершенно отсутствует в книге Бытия, согласно которой каждая тварь создана “по роду своему” и не “изменена в другую”» [11, с. 463]. Он предупреждал также, что «подлинное отеческое учение об этом предмете ставит серьезные препятствия на пути тех, кто желал бы толковать Книгу Бытия в согласии с современными идеями и мудростью, да отеческое истолкование делает и невозможным гармонизировать повествование Бытописателя с теорией эволюции, требующей совершенно “аллегорической” интерпретации текста во многих местах, где отеческое толкование этого не допускает. Учение о том, что Адам был создан не из праха, а путем развития из какой-то другой твари, — это новое учение, совершенно чуждое Православию» [11, с. 479].

Обращаясь в письме к греческому богослову Александру Каломиросу, о. Серафим (Роуз) писал следующее: «Вы заметите, что в написанном мной об Адаме и Еве я приводил Святых Отцов, истолковывающих текст Книги Бытия, можно сказать, довольно “буквально”. Верно ли мое предположение, что Вам бы хотелось истолковывать текст более “аллегорически”, когда Вы говорите, что веровать в непосредственное сотворение Богом Адама — значит придерживаться “очень узкой концепции Священного Писания”? Это исключительно важный пункт, и я просто с изумлением узнаю, что “православные эволюционисты” совсем не знают, как Святые Отцы истолковывают Книгу Бытия. Вы согласитесь со мной, что мы не вольны истолковывать Священное Писание, как нам вздумается, а должны следовать Святым Отцам. Боюсь, что не все, которые говорят о Книге Бытия и об эволюции, обращают внимание на этот принцип. Некоторые так стремятся дать бой протестантскому фундаментализму, что заходят очень далеко, возражая всякому желающему истолковывать священный текст Книги Бытия “буквально”; но, так поступая, они никогда не сверяются со св. Василием Великим или другими толкователями Книги Бытия, которые четко устанавливают принципы, каких нам надлежит придерживаться при толковании священных текстов. Боюсь, что многие из нас, якобы следующие святоотеческой традиции, иногда проявляют небрежность и легко впадают в суемудрие вместо того, чтобы следовать учению Святых Отцов. Я твердо верую, что православный христианин может найти у Святых Отцов цельное мiровоззрение и философию жизни; если мы будем прислушиваться к их учению, а не считать себя достаточно мудрыми, чтобы учить других по своей “мудрости”, мы не заблудимся» [11, с. 467].

Приведя в подтверждение своих мыслей множество убедительных высказываний Святых Отцов, о. Серафим отмечал: «Самым “удивительным” является, вероятно, то, что Святые Отцы понимали текст Священного Писания, “как написано”, и они не позволяют нам толковать его “свободно” или аллегорически. Многие “современно образованные” православные привыкли связывать такую интерпретацию с протестантским фундаментализмом, и бояться, что их сочтут “наивными” умудренные философы науки; но ведь ясно, с одной стороны, насколько глубже истинно-отеческое толкование по сравнению с таковым фундаменталистов, которые никогда не слышали о божественном созерцании и чье истолкование лишь иногда случайно совпадает со святоотеческим; а с другой стороны, насколько глубже святоотеческое толкование, чем то, которое некритически воспринимает спекуляции современной философии, как будто это истинное знание» [11, с. 487–488].

Следует со всей определенностью отметить, что церковная полемика с эволюционизмом ничего общего не имеет с протестантским фундаментализмом, но всецело основывается на православном святоотеческом Предании.

Иеромонах Серафим задается следующим справедливым и гневным вопросом, и сам отвечает на него.

«Сколько еще православным оставаться в плену у этой пустой западной философии? Много сказано о “западном пленении” православного богословия в последние века; когда же мы поймем, что в еще более отчаянном “западном пленении” находится сегодня каждый православный, беспомощный пленник “духа времени”, преобладающего течения мiрской философии, растворенной в самом воздухе, которым мы дышим в богоотступном, богоненавистном обществе? Православный, который не борется сознательно против пустой философии века сего, а просто принимает ее в себя и находится с нею в мире, потому что собственное его понимание православия искажено, не сообразуется со святоотеческими установлениями» [11, с. 515].

Иеромонах Серафим признавал связь теории эволюции и с философией и с наукой, однако при этом справедливо отмечал, что эволюционизм требует вполне религиозной веры. «Это вроде научно-философского богословия, продукт веры (хотя веры скептической). И по ее популярности сегодня можно судить не только о низком уровне богословия, но и о почти полной утере простого здравого смысла. Помню, на первом курсе преподаватель зоологии распространялся о “великих идеях человека”. Самой великой ему представлялась “идея эволюции” он ставил ее выше “идеи Бога”» [18, с. 451].

Отец Серафим связывал веру в эволюцию с хилиазмом, все посылки философии которого вытекают из теории эволюции и немыслимы без нее. Он называл эволюцию (вместе с хилиазмом вообще) глубинным, едва ли не врожденным предрассудком, овладевающим умами людей вопреки логике и здравому смыслу. Понятие об эволюции вдалбливается всем нам чуть ли не с колыбели, и потом человеку очень трудно отрешиться от этого навязанного мнения. Эволюция — не просто безобидная идея, а враждебное Православию мiровоззрение.

Особую опасность видел иеромонах Серафим не в дарвинизме, а в учении о телеологической или Богом управляемой эволюции. «Так называемая божественная эволюция, как мне кажется, есть измышление тех, кто боится, что эволюция мiра физического уж слишком “научна”, вот они и “подсовывают” Бога то там, то сям, чтобы хоть как-то примирить богословие с “последними научными открытиями”. Но такое противоестественное толкование может удовлетворить лишь самые дремучие умы (для которых все, что не укладывается в рамки, скажем, второго закона термодинамики, ниспослано Богом). Ни богословам, ни ученым оно не подходит, ибо смешивает богословие и науку. Эволюция духовная, однако, применяет “законы” эволюции физического мiра к духовной области. Результаты чудовищны и неприемлемы ни с научной, ни с богословской точки зрения: нелепица и путаница, изложенная причудливым языком в стиле Тейяра де Шардена. И то, и другое целиком зависит от признания эволюции физического мiра, отвергни ее — и рухнет вся система эволюции духовной. Кроме того, “научная” и “духовная” эволюция противоречат одна другой, ибо главная цель эволюции физического мiра — найти объяснение этого мiра вне Бога, то есть такая теория по своей природе атеистична. И смешно наблюдать некоторых “богословов”, старающихся поспеть за новейшими “научными” изысканиями, дабы “не отстать от времени”» [18, с. 455].

О своевременности церковного прославления иеромонаха Серафима (Роуза)

На наш взгляд, главное значение о. Серафима (Роуза) для православного богословия заключается в его обличении ереси эволюционизма ХХ века и изложение церковного учения о творении Богом мiра и человека. Так глубоко и обстоятельно об этом не писал никто из богословов ХХ века. Читаю труды о. Серафима, мы приобщаемся к источнику живого святоотеческого Предания.

Отношение к теории эволюции во всех ее научных и философских проявлениях было по справедливости оценено иеромонахом Серафимом (Роузом) как чуждое святоотеческому мiровоззрению и несовместимое с православным вероучением. В книге [2] мы в этой связи писали: «Значение о. Серафима (Роуза) в деле разоблачения антихристианской сущности эволюционизма может быть сравнимо с тем значением, которое в разоблачении ереси Ария имел в древности святитель Афанасий Великий. После неопровержимых слов православного американца писать на эту тему имеет смысл лишь постольку, поскольку эволюционизм еще продолжает существовать и нападать на церковное вероучение — подобно тому, как критика арианства отцами Каппадокийцами и последующими святыми мужами по существу лишь повторяла разоблачение этой ереси святым Афанасием Александрийским» [2, с. 38].

Для многих католиков и протестантов Америки книги их соотечественника Роуза открывают окно в давно забытый мiр живого святоотеческого предания Православной Церкви. Таким образом, труды отца Серафима имеют бесспорное просветительское и миссионерское значение для Запада. Роуз свидетельствует об Истине, и его слово слышат и воспринимают ищущие ее. Как пишет Хью Оуэн, для «реставрации» спасительной Истиной на Западе важную роль «занимают труды православных богословов, таких, как иеромонах Серафим (Роуз)».

Отметим, что речь идет не о порочной и духовно несостоятельной практике экуменизма (в которой, к сожалению, еще пока участвуют отдельные представители православных поместных Церквей) – но об истинном и плодотворном евангельском свидетельстве Православия. Для успешной православной миссии на Западе требуется не принятие нами эволюционистской ереси тейярдизма, но просвещение католиков и протестантов неискаженным учением Святых Отцов, в духе Священного Писания, что и поставил целью и смыслом своей жизни иеромонах Серафим (Роуз.)

Отец Серафим помимо трудов об эволюционизме оставил немалое духовное наследие. Его книги – «Душа после смерти», «Православие и религия будущего» и другие не раз переиздавались на русском языке и хорошо знакомы широкому кругу читателей. Его книги любимы верующим народом. Можно без преувеличения сказать, что для многих русских людей о. Серафим (Роуз) стал учителем веры и благочестия. Его мудрые и тактичные слова органично воспринимаются и новоначальными христианами и уже окрепшими в вере.

В одном из писем 1976 года он определил цель своего творчества: «Прежде всего нам должно стремиться сохранить настоящее благоухание Православия». О чем бы ни брался писать подвижник благочестия – это настоящее благоухание Православия истекает от его страниц. Читая труды иеромонаха Серафима, мы приникаем к чистому источнику святоотеческой мудрости, простоты и живительной силы Христовой.

Богословское наследие иеромонаха Серафима (Роуза) сопоставимо для христиан XXI века с трудами великих русских духовных писателей XIX века – епископа Игнатия (Брянчанинова) и епископа Феофана Затворника, прославленных как святители в лике святых за свое православное вероучение и святость жизни. Сам о. Серафим при жизни и после своей блаженной кончины был светильником, стоящим не под спудом, но светящий многим. Вполне житийно описано его обращение от американского образа жизни к уединенной созерцательной жизни православного монаха-молитвенника и миссионера-просветителя в книге иеромонаха Дамаскина (Христенсена) [18]. По сути – мы имеем в этой книге составленное житие угодника Божия.

Любопытно отметить, что и на Западе, и в России уже довольно широко распространены иконы с изображением о. Серафима (Роуза), причем различных видов иконографии. Мы не знаем, откуда они возникают, и кто их распространяет, но иконы с изображением о. Серафима (Роуза) мы встречали не раз в монашеских кельях и городских квартирах. Насельники многих русских монастырей благословляют паломников и своих духовных чад иконками с изображением преподобного Серафима (Роуза). Несколько таких икон находится в рабочем кабинете автора этих строк.

Само по себе наличие икон подвижников благочестия, не прославленных еще Церковью, разумеется, не может быть аргументом в пользу того, что на них изображены истинные угодники Божии. Но наличие таких икон свидетельствует несомненно о том, что в России в православном верующем народе есть реальное почитание о. Серафима (Роуза) как святого, преподобного.

Отметим, что по благословению архиепископа Владивостокского и Приморского Вениамина вышла в свет книга «Жития и жизнеописания новопрославленных святых и подвижников благочестия в Русской Православной Церкви просиявших», в которой несколько страниц уделено жизнеописанию американского подвижника иеромонаха Серафима (Роуза).

Привившись к лозе Христовой через ветвь Русской Зарубежной Церкви (по сказанному: Аз есмь лоза, вы же рождие (Ин. 15.5)), отец Серафим особым вниманием и сердечной болью разделял судьбу России и Русского Православия. Для многих наших соотечественников он явился добрым пастырем и учителем, вводящим в ограду Церкви. Мы считаем выдающимся значение иеромонаха Серафима (Роуза) в деле разоблачения ереси эволюционизма и утверждения православного святоотеческого учения.

Учитывая истинно подвижнический аскетический образ жизни отца Серафима, присущую ему ревность и чистоту, Миссионерско-просветительский Центр «Шестодневъ» с трибуны Рождественских Чтений обращается к православной российской общественности с инициативой о поддержке нашего предложения прославить иеромонаха Серафима (Роуза) в лике Преподобных и подготовить эту канонизацию к долгожданному дню молитвенного и литургического воссоединения двух ветвей Русской Православной Церкви – Патриаршей и Зарубежной Синодальной.

Список литературы представлен в конце нашей статьи «О церковной оценке тейярдизма и о прославлении иеромонаха СЕРАФИМА (РОУЗА) в лике святых Русской Православной Церкви» в Сборнике «Православное осмысление творения мiра» Выпуск 1 (доступен на этом сайте).
 


Назад к списку